В воскресенье, 16-го сентября, за полтора часа до начала матча чемпионата УПЛ «Черноморец» — ФК «Львов» на Аллее футбольной славы нашего стадиона будет открыта новая именная звезда — памятный знак в честь одного из лучших форвардов в истории команды «моряков» Владимира Финка, которому в этом году могло исполниться 60 лет…

Торжественная церемония открытия «звезды» начнется в 18−00. В ней примут участие родственники В. А. Финка, ветераны одесского футбола, те, кто играл в команде «моряков» вместе с Владимиром Александровичем, кто был его тренером.

Приглашаем представителей СМИ, всех болельщиков посетить церемонию.

ФОРВАРД, КОТОРОГО УВАЖАЛИ

В ночь с 12-го на 13-е января 2005 года служебная «девятка» на трассе Одесса-Киев в районе Белой Церкви врезалась в трейлер. В аварии погибли водитель Дмитрий ЛУКЬЯНЕНКО и администратор «Черноморца» Владимир ФИНК. Несправедливо, больно, страшно…

В команду мастеров Владимир попал по современным меркам поздновато — в 21 год. Азы футбола осваивал в родном селе Алтайского края. Когда поступил в Барнаульский сельскохозяйственный институт расстроился, что там нет хоккейной команды. Пришлось записаться в футбольную секцию. Талант заметили тренеры местного «Динамо», но поначалу использовали крепко сложенного футболиста в… обороне. Лишь когда Владимира перевели в линию нападения стало понятным, что его стихия атака. Во второй лиге заблистал форвард, который в первых же двух сезонах на всесоюзном уровне забил более двадцати мячей. Но главный свой гол Володя провел в 1981 году в ворота… «Черноморца». Этот мяч в кубковой игре, можно сказать, предопределил его дальнейшую судьбу. На футболиста обратили внимание тренеры многих команд высшей и первой лиг, но самым настойчивым оказался «Черноморец», который тогда возглавлял знаменитый Никита Симонян. В середине сезона Владимир Финк переехал в Одессу. Привез его на берега Черного моря Матвей Черкасский, известный специалист по привлечению в «Черноморец» молодых дарований. Не обошлось, как было принято в советские времена, без упреков со стороны бывшей команды. «Комсомольская правда» опубликовала заметку под заголовком «Ложный финт», где, естественно, клеймила позором члена ВЛКСМ, комсорга «Динамо» Финка, покинувшего Барнаул в разгар чемпионата.

Впрочем, через два года центральная пресса писала о Финке уже совсем по-другому, когда его незаурядные способности голеадора позволили длительное время лидировать в гонке бомбардиров высшей лиги. В 1983 году Владимир забил 15 мячей и занял третье место в списке лучших снайперов чемпионата, установив, так и оставшийся незыблемым, рекорд результативности за сезон среди игроков «Черноморца» в союзном высшем дивизионе.

Главный тренер «Черноморца» тех лет Виктор ПРОКОПЕНКО рассказывал на страницах «Советского спорта»: «Володя относится к числу футболистов, которые умение свое умножают неустанной работой. Два года подавал Финк пример товарищам, стремясь на тренировках разделаться с минусами своей подготовки. Внимательно прислушиваясь к советам тренеров и опытных футболистов, всегда добросовестно выполнял игровые установки».

Много позже, уже будучи администратором «Черноморца», Владимир Александрович вспоминал сезон 1983 года с двойственным чувством: «Да, наделали мы тогда шороху. Почти до конца первого круга лидировали в чемпионате, одержали ряд запоминающихся побед. Но вторую половину сезона практически провалили и в итоге заняли лишь восьмое место. И лично у меня начало сезона выдалось удачным — забил 10 мячей, а во втором круге результативность снизил в два раза. Но, тем не менее, стал лучшим бомбардиром „Черноморца“ за один сезон в высшей лиге. Хорошо помню один из мячей, забитых в ворота тбилисского „Динамо“. Мы их тогда обыграли со счетом 4:1, и мне удался хет-трик. Второй свой гол забивал после передачи Скрипника с правого фланга. В штрафной площадке я прыгнул параллельно земле, причем летел так долго, что аж дух захватило, но успел все-таки пробить головой».

Александр СКРИПНИК, бывший футболист и тренер «Черноморца»: «С первых дней пребывания в „Черноморце“ мы с Финком жили в одной комнате. Любопытно, что в барнаульском „Динамо“, откуда Вова перешел в „Черноморец“ он был комсоргом, а я возглавлял комсомольскую организацию одесского клуба. Не думаю, правда, что именно это обстоятельство нас сблизило.

Поразительно, но осознаешь, какого хорошего и доброго человека ты потерял лишь тогда, когда его рядом нет. Привыкаешь, внимания не обращаешь. Я очень тяжело перенес его уход из жизни.

Володе было нелегко адаптироваться в Одессе, но он был настолько собранным и по-хорошему педантичным, что довольно быстро вписался в коллектив. Любил вставать раньше всех, первым делал зарядку, первым приходил на завтрак в то время, как остальных футболистов только начинали будить. К нему всегда все относились с уважением. И тогда, когда он играл, и после, когда стал работать администратором. Вова всегда хорошо разбирался в людях, отличал тех, кто искренен, и кто играет роль или, как говорят, с гнильцой. Последних стремился избегать, но делал это всегда деликатно».

Первое время Владимир Финк играл преимущественно в дублирующем составе «Черноморца». Вновь, как и в Барнауле, его иногда стали использовать на месте центрального защитника, но в конце концов он добился своего. В начале 1983 года получили травмы сразу три нападающих «Черноморца»: Беланов, Шарий, Горячев, и тренеры предоставили шанс резервистам: Финку и Сахно. Не прогадали.

Семен АЛЬТМАН, бывший футболист и тренер «Черноморца»: «Я стал работать тренером нашей команды в апреле 1982 года, а Володя Финк пришел месяцев на шесть раньше. В Барнауле в то время была неплохая команда, откуда, кроме Финка, вышли полузащитник Смертин-старший, защитник Ощепков, нападающий Кобзев.

Поначалу у Володи не все получалось в „Черноморце“. Он не был в достаточной степени обучен, но благодаря уму, работоспособности и большого желания заиграть на высоком уровне со временем своего добился. Довольно продолжительный период искали ему место в составе. Поиски не прошли даром. В конечном итоге Володя вырос в прекрасного центрфорварда. С нацеленностью на ворота, с умением во время оказаться в той точке, откуда можно забить гол. Отличался прекрасной игрой головой. Вспоминаются феноменальные мячи, забитые им головой с линии штрафной площадки таким высококлассным вратарям, как Чанов (киевское „Динамо“) и Бирюков („Зенит“). Не каждый способен с такого расстояния точно пробить по цели. Желание совершенствоваться не могло не вознаградить футболиста. Думаю, что он бы прогрессировал и в дальнейшем, если бы не травма колена и не совсем удачно проведенная операция.

Впоследствии мы приобщили его к менеджерской деятельности, сначала во второй команде, а затем и в первой. Мы с Прокопенко, даже уже не работая в „Черноморце“, всегда интересовались его делами. Когда в 2003 году я возглавил одесскую команду, то увидел, что Финк сохранил способность совершенствоваться, это у него, видимо, было заложено в генах. Его трудолюбию, взаимоотношению с одноклубниками, с футболистами можно было только поражаться. Это был настоящий помощник, который перестраивал свою работу на ходу, одновременно с тем, как перестраивался и развивался наш клуб. Прекрасный человек, с которым было легко работать. Володя с честью выходил из самых сложных ситуаций.

Вообще-то должность администратора очень специфичная. Раньше администраторы попадали в команды фактически с улицы, мало кто приходил с футбольного поля. И такие люди иногда не понимали, что управленческий состав должен работать прежде всего на футбол, т. е. на футболистов. Володя же прекрасно это знал. Поэтому игроки к нему относились с глубочайшим уважением».

Игорь НАКОНЕЧНЫЙ, бывший футболист и тренер «Черноморца»: «Его отличал воистину сибирский характер, он был непохож на других игроков, открытый, чистый. Со всеми был в отличных отношениях, причем с первого дня своего пребывания в „Черноморце“. С ним было легко и приятно общаться. Причем ничего не изменилось и после того, как Володя стал работать в администрации клуба. Может быть, только больше ответственности у него появилось, но мне кажется, что его это обстоятельство не тяготило, а только еще больше подстегивало делать больше, лучше и правильнее. Такого, как Володя, было трудно заменить и на поле, и на администраторской должности, да и в жизни такие люди встречаются очень редко. До сих пор не могу смириться с тем, что его нет рядом с нами. Становится понятным смысл слов, что есть в нашей жизни неповторимые люди. Жаль, что очень часто они уходят от нас столь рано».

Инна, вдова Владимира Финка, в день похорон мужа сказала фразу, которая в тот момент показалась несколько шокирующей, но, наверное, все же мудрой и выстраданной болью непоправимой утраты: «Мало, кто знал, что Вова постоянно принимал таблетки, имел проблемы с сердцем. И меня утешает, что Володя умер так — внезапно, молодым и сильным. Что не страдал от тяжелых болезней. В последние годы он был счастлив. У него была любимая работа, у него были мы, он любил и был любимым, каждую свободную минуту стремился посвятить нашей крошечной дочурке. Счастливым он и ушел от нас…»

Он шел по жизни смеясь, с высоко поднятой головой, смело и благородно, любил людей, был предан футболу, и, как оказалось, навсегда…

ФИНК Владимир Александрович (28 марта 1958 года, Алтайский край — 13 января 2005 года, Белая Церковь). Воспитанник алтайского футбола. Первый тренер — В. Вдовин. В барнаульском «Динамо» выступал с 1979 по 1981 г. В «Черноморце» — с 1981 по 1988 г. В кишиневском «Нистру» — в 1988 и 1989 гг. В чемпионатах СССР сыграл более 200 матчей (в «Черноморце» — 131), забил 64 мяча (в «Черноморце» — 38). Начальник команды «Черноморец-2» (1992−1995). Администратор «Черноморца» (1995−2005).

Источник: odessa-sport.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: