Вашему вниманию комментарии после матча 16-го тура чемпионата УПЛ «Черноморец» — «Арсенал-Киев» (2:1).

Ангел ЧЕРВЕНКОВ (главный тренер «Черноморца»):

— Мы пообщались с коллегой Грозным. Я сказал, что была очень тяжелая игра, потому что «Арсенал» сейчас играет по-другому, и нам было очень тяжело. Конечно, игра очень красивой не получилась. Но была боевой. Могу сказать, что в психологическом плане мы сумели правильно среагировать на некоторые ситуации и, в конце концов, одержали очень важную победу. У нас были моменты, когда могли забить раньше, — не получилось. Когда забиваем — появляются очки. Еще раз повторяю: нам надо усиливать команду, потому что видно, что еще не хватает класса. Все идет по плану, руководство знает, что надо делать, мы смотрим только вперед. Продолжаем давать шансы молодым футболистам, они стараются, работают на поле. Самое главное сегодня, что мы победили.

— Скажите, чего вы перед матчем боялись больше всего?

— Боялись травм. На прошлой неделе мы потеряли двух очень важных игроков. Диденко получил травму, Роберт Мютзерс тоже. Плюс некоторые футболисты были под вопросом — Литовченко, Мищенко, Коваль. Они не были готовы на 100 процентов.

— Что с Романюком? Где он находится?

— Он находится в «Черноморце». Играл за дубль.

— Входит ли он еще в список тех, на кого вы возлагаете серьезные надежды?

— Все футболисты «Черноморца» на контракте, но он, как и некоторые другие футболисты, играл за дублеров.

— Проясните еще ситуацию насчет Ярмоленко, потому что ходит очень много слухов, домыслов, кривотолков насчет него.

— Я знаю, что он лечится. Только руководство может дать точный, окончательный ответ. У него такая травма, которую я не могу обсуждать.

Вячеслав ГРОЗНЫЙ (главный тренер ФК «Арсенал-Киев»):

— Очень сложно комментировать игры, когда играют соседи по турнирной таблице, которые борются за выживание. Такие матчи никогда не бывают зрелищными. Мы играли с «Александрией» — хорошо контролировали мяч, моменты были (не забили пенальти), пропускали контратаки. Здесь реально понимали, что нужно максимально выжимать из того, что создаем, и постараться надежно сыграть в обороне. У нас на длительное время выбывал Зозуля, на полтора месяца — Ореховский. Я не знал, сколько он может выдержать, он ведь еще не тренируется. Скорее всего, до зимнего перерыва он не будет тренироваться — травма достаточно серьезная. Ореховский готов был минут 60 сыграть, и попросил замену, когда ему уже было сложно оставаться на поле. То же самое по Зозуле. Я не мог делать больше одной замены, понимая, что придется делать две вынужденные. Меня в принципе не устраивала фланговая работа футболистов, и я выпустил быстрого Лолу, сделал кое-какие коррективы в перерыве. Нам удалось открыть счет. Естественно, с бровки я кричал (и футболисты, и помощники): «Концентрировано, внимательно!» Но с уходом Зозули концентрация стала почему-то меньше. Он опытный игрок, и мы допустили ошибки, которые не должны были допускать. Чтобы набираться опыта, нужно доигрывать с игроком до конца. С фланга не забиваются голы, голы забиваются из центральной зоны. Мы же, тренеры, имеем право пользоваться техническими средствами. В паузах мы смотрим все моменты. Мы все видим: из-под кого пробивают, кто куда отдает передачи, как кто действует на стандартах. К сожалению, не хватило концентрации в двух эпизодах, и мы проиграли игру. Так бывает. Хотя по идее, выигрывая 1:0, команда более зубастая, более опытная, она бы засушила игру и не дала бы возможность что-либо создавать — тактика мелкого фола и прочее, прочее, прочее. Я не мог выпустить большого нападающего Акулинина, потому что я вынужденно сделал уже все три замены. Что можно сказать? Это футбол. Хочется, чтобы быстрее росли молодые игроки. Если Ореховский после травмы захотел играть и сделал все, что мог, то, конечно, он будет играть на высоком уровне, я уверен. Он прогрессирует, он растет. Представьте, парень после травмы полтора месяца восстанавливался. Он и так сделал больше, чем мог. Естественно, есть претензии, я их высказал игрокам. Выигрывая, нужно иметь характер, чтобы не расклеиваться. В конце (какая уже разница) отправили Сагуткина центральным нападающим. Но мячи-то не доходят, к сожалению. Я так поступал и в других матчах, когда мы проигрывали. Очень сложно принимать команду по ходу, которую ты не собирал, которую не готовил, в которой есть очень много своих проблем. Но это жизнь. Поэтому нужно извлекать уроки из того, что происходит. Те, кто хотят расти и прогрессировать, они извлекут уроки, те, кто не хотят, должны уступить место другим ребятам. Какая разница, с кем проигрывать — с молодыми способными игроками или с опытными? В любом случае клуб выберет стратегию после 8 декабря в зависимости от того, будет ли соответствующее финансирование, как решатся вопросы с организацией учебно-тренировочных сборов? Сегодня я не могу ответить на эти вопросы, потому что у меня была договоренность фактически на два месяца: октябрь, ноябрь поработать, помочь. Да, обыграли Полтаву, это очень здорово. Но в основном обыграли за счет психологии, плюс играли три важных футболиста. Очень активны были Домбровский, который наотдавал голевых передач, и Ореховский. Эта тройка практически у нас держит всю остроту. Гринь и Ореховский выпали, и мы полтора месяца не могли забить. Сегодня забили, но проиграли. Лучше б не забили, но сыграли вничью. Хотя нужно смотреть стратегически и понимать, каким путем будет футбол в Украине развиваться. Пустые трибуны никому не интересны. Хотелось бы видеть полные трибуны, когда «Черноморец» играл в еврокубках. У нам было четыре топовых команды — «Динамо», «Шахтер», «Днепр», «Металлист». И все остальные за ними очень высокого уровня были с классными легионерами, с финансированием и прочим. Да, я сторонник 16-и команд. Не из-за «Арсенала». А из-за того, чтобы тренерам была работа украинским, чтобы футболисты могли играть в премьер-лиге. Но только с финансовой гарантией. Годовой бюджет должен быть перечислен на специальный счет в федерацию. Если команды хотят участвовать и получать лицензию, должны в обязательном порядке перечислять деньги на счет, и оттуда на карточки футболистам, тренерам, администраторам, массажистам будет перечисляться заработная плата. Не будет никто снимать команду, перечислив средства за год — смысла нет никакого. Да, мы понимаем, что много социально-экономических моментов. Все надеются, что по мановению волшебной палочки экономика в стране поднимется. Так не бывает. Футбол зависим от экономических моментов. Мне бы хотелось, чтобы великолепная инфраструктура «Черноморца» позволяла вкладывать финансовые потоки такие, чтобы «Черноморец» опять боролся за самые высокие места, чтобы были полные трибуны. Могу вам сказать, что меня восхитило в Одессе в этот раз. Я просто в восторге от музея. Думаю, в мире такого музея нет. Миша-болгарин со своими партнерами такое сотворили! Стоя нужно аплодировать. Не уверен, что все одесситы там были. Если кто-то не был, то мне его жаль. Это фантастика!

— Вам в основном приходилось работать в командах, находящихся в верхней части турнирной таблицы. Насколько комфортно работать в «Арсенале»?

— Могу сказать: мне очень некомфортно. Очень тяжело работать, когда не знаешь, будут ли деньги, поедет ли команда на выезд? Я не понимаю, кто акционеры, какое будет финансирование? Тот «Арсенал» 2002 года, когда меня в Киев из московского «Спартака» приглашал Александр Александрович Омельченко, и сегодняшний — это небо и земля. У нас не было никаких задержек, мы великолепно играли — по 8 мячей забивали. Здесь обыгрывали «Черноморец» в том числе (кажется 3:1). Мы прилетали в день игры самолетом. Там совершенно другая составляющая была. Игроки хотели играть, было интересно. А здесь мы не знаем, что завтра будет. Мне как тренеру очень сложно работать в ситуации, когда от тебя мало что зависит. Хоть нараспашку душу открывай, делай десять тренировок в день — а игрокам нужно деньги приносить семьям, они не могут бесплатно играть. Каким-то образом должно быть понимание какой-то стабильности финансовой. Я не знаю всех нюансов, никогда не вмешиваюсь в клубную составляющую. Я понимаю, что есть много серьезных проблем. Я не знаю, как они будут решены. Мне бы очень хотелось, чтобы они были решены положительно. Работать очень сложно, потому что игроки понимают: ты, тренер, тренируешь, но ты ж деньги не даешь. Они не видят стабильности, они не видят, что будет завтра, они понимают, что могут еще две игры сыграть, а потом им скажут до свидания, вы не нужны. Я не знаю, может я утрирую, но пока кардинально не вижу, каким образом изменить ситуацию. Если бы подошел серьезный спонсор, я бы первым сказал: «Нет проблем, мы возьмем игроков соответствующего уровня». Сейчас я могу сказать так, что, наверное, результат, который показывает команда, и занимаемое ею место соответствуют тому финансированию по остаточному принципу. Я так думаю, что у нас самый низкий бюджет в чемпионате страны. Даже уверен, что оно так и есть. И пока этот аспект не будет кардинальным образом решен, очень тяжело настраивать игроков на подвиги.

— У вас, наверняка, есть целый набор рычагов влияния на футболистов. Из этого набора еще достаточно рычагов, которые вы не применили в «Арсенале»?

— Та уже их практически нет. Психологически я сработал, взяв удар на себя. Многие смеялись, когда я говорил, что мы обыграем «Ворсклу». Мне это нужно было, чтобы поднять игроков. Я взял огонь на себя, команда не могла не выиграть. Мне важно, чтобы они поверили. Они думали, что с моим приходом, возможно, изменится составляющая. Да, что-то поменялось — стирать форму начали, горячая вода появилась. Но этого очень мало. У меня нет рычагов, разве что найти какого-то спонсора, который будет платить. Но я этим не занимался. Я не думал, честно говоря, что буду в Украине работать. У меня есть несколько зарубежных предложений, я их рассматриваю. Не исключаю, что, может, после Нового года буду за рубежом в одном из клубов. Меня не устраивает так работать. Как достучаться до игроков, они никого не будут слушать, хоть Моуриньо приедет сюда. Она скажут: «Жизнь такая штука, нам нужно что-то кушать, что-то приносить домой женам, детям». Сегодня я могу достучаться только к тем молодым игрокам, которые знают, что у меня растут игроки, те слушают. Я вам говорю: Ореховский повторит путь Буяльского, я в этом уверен. У него и характер есть, и уровень мастерства. Запомните этого парня — он очень сильный футболист, у него очень большой потенциал. Он будет играть в основном составе киевского «Динамо» и дорастет до национальной сборной. А так вы правы — очень сложно. Я не знаю составляющую «Черноморца», но у нас пока ситуация такова: не знаешь, кто поедет на следующую игру, кт о как себя поведет. Осуждать игроков я не имею права за то, что они хотят, чтобы им платили за их работу. Считаю, что уровень профессионализма должен соизмеряться финансовой составляющей. Банкротить клуб легче всего. А вот, скажем так, сделать футбол серьезный… Могу привести пример — «Александрия», «Десна». Вошла «Десна» — пожалуйста, она борется за место в первой шестерке. ФК «Львов» пошел по вектору «Шахтера». Позавчера 14 бразильцев было в заявках обоих клубов. Если они высокого уровня, кто против? Я бы хотел, чтобы украинские футболисты росли. Динамовцы пошли по вектору украинских футболистов. Видите, Шапаренко дорос до национальной сборной. И другие ребята, тот же Миколенко, Бурда, Шепелев. Когда я говорю о шестнадцати командах, именно этот путь имею в виду. Чтобы футболисты с украинским гражданством могли играть в премьер-лиге. А вторая лига должна быть любительской или полулюбительской на мой взгляд. А в первуй лиге должно быть минимум 24 команды, разделенных на зоны. И это будет нормально. Дело не в «Арсенале». Я вообще всегда говорю о футболе Украины. Все говорят: «Грозный против кого?» Я не против кого, я за футбол Украины. Я ни с кем не воюю, ни с кем не борюсь. У нас о больше 150 тренеров с про-дипломами. Где им работать? Нас за рубеж не пускают не потому что мы хуже. Мы ничем не хуже, поверьте. В других странах профсоюзы защищают своих тренеров и не пускают нас ни в Испанию, ни в Италию. Да не хуже мы их, поверьте мне, я работал за рубежом, я знаю. Наши украинские тренеры достаточно серьезного уровня. Но если мы у себя в стране не сможет дать возможность нашим тренерам работать, что же будет? Если у нас перед началом чемпионата 50 процентов иностранных тренеров было из двенадцати. В какой стране вы это увидите? Мы не берем в расчет Англию, ее чемпионат вообще стоит особняком, там работают топ-тренеры. А у нас в Украине тренер не имеет права работать, это все равно, что украинский медик не имел бы права выполнять свою работу, или журналист. Это неправильно было бы. Вот за что я борюсь. А не против кого-то, не против какой-то команды. Еще когда я работал в «Говерле», высказывался публично, что единый пул не будет создан. Я уверен, что и сейчас он не будет создан. Как вы заберете единый пул у киевского «Динамо», у которого заключен серьезный контракт с определенным каналом? Возможно, такое же положение у «Шахтера» или еще у кого-то. Как их объединить? Разве что кто-то придет и огромные деньги даст, как в Турции, Германии, Англии, но никто не придет. Пустые трибуны не интересны телетрансляторам. Мы должны понимать, где мы находимся. Что мы хотим, если коммунальные платежи людям значительно выше их заработной платы. Человек не может коммунальные платежи оплатить, разве это нормально? Мы должны перестать обманывать сами себя. Не может человек, получая 100 долларов, платить за коммунальные услуги 300 — 500 долларов. Это абсурд какой-то. Почему многие боятся говорит честно?

Источник: odessa-sport.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: